“Открытое сердце”: интервью с проф. Даненбергом

Профессор Хаим Даненберг (фото: Йонатан Зиндель)

Профессор Хаим Даненберг, заведующий отделением кардиологии клиники “Хадасса”.

Это был обычный день в работе профессора Хаима Даненберга: в отделение кардиологии в “Хадассы Эйн-Керем” поступил молодой человек сорока лет, который играл в футбол на площадке в Бейт-Шемеше.
В считанные минуты после начала игры он почувствовал давление в грудной клетке, сердце остановилось и он рухнул на глазах у друзей, которые быстро вызвали карету интенсивной терапии. Примерно через полчаса после длительного оживления , он лежал на операционном столе и профессор Даненберг, заведующий подразделением интервенционной кардиологии, провел катетеризацию и спас ему жизнь. Это была обычная процедура катетеризации. Один из тысяч случаев, в которых участвовал профессор Даненберг, Ни один из этих случаев профессор Даненберг не называет рутиной: «Я помню почти каждый клинический случай, который поступает ко мне и всегда принимаю близко к сердцу состояние больного. У парня из Бейт-Шемеша сердце остановилось в девять часов вечера, а в половина десятого он уже был в процессе процедуры катетеризации. Скорость, с которой он был доставлен, сделала свое дело в спасении его жизни».

В половине десятого вечера Вы уже должны быть дома, не так ли?

«Конечно», – он смеется, но объясняет, что ночные вызовы – это неотъемлимая часть его работы как врача и как заведующегоо операционной комнаты катетеризации. «Наша профессия не начинается в восемь и не заканчивается в четыре, она длится 24 часа в сутки. Сейчас, в цифровую эпоху, бригада неотложной скорой помощи делает на месте ЭКГ человеку, который жалуется на боли в грудной клетке и если она определяет нарушение деятельности сердечной мышцы – они звонят нашему дежурному, даже через специальное приложение на сотовом телефоне, и этого достаточно, чтобы вызвать весь персонал и подготовить операционную комнату к катетеризации. В большинстве случаев мы прибываем в больницу намного раньше больного».

Профессор Даненберг (55) встретил меня в своем отделении кардиологии в медицинском центре “Хадасса Эйн-Керем”. Время – около часа дня и он просит прощения за опоздание на два часа. Он сейчас освободился для беседы, т.к. был вызван на срочную катетеризацию. «До настоящего момента я провел уже катетеризацию у пяти больных и я буду здесь до восьми вечера. В течение дня меня ждут еще катетеризации и еще операция по пересадке сердечного клапана женщине 85 лет». К слову сказать, сегодня обязательное лечение при сердечных приступах – это катетеризация, процесс занимающий значительное место в распорядке дня.

Почему именно катетеризация?

«Кардиология делится на несколько разделов. Есть пути лечения, при которых помогают при помощи рентгено-радиологических методов, без внутреннего вмешательства в сердце и есть другие методы, более агрессивные – в случае, когда есть необхолимость в смене клапана, или его исправления при пропускании. В основном наша работа заключается в лечении нарушений строения сердца и его сосудов. Сердечный приступ – это по сути закупорка кровеносных сосудов, которые снабжают сердце кровью. Когда-то пытались растворить кровяной тромб, но сегодня лучший способ лечения – это катетеризация. Таким образом, если у человека случился сердечный приступ в пять часов вечера, его должны катетеризировать в пять часов вечера, если в два часа ночи, то в два часа ночи. В любое время можно поднять меня с кровати».
Процесс катетеризации хоть и считается опасным, но все-таки не требует открытой операции, а только осторожный прокол иглой вены и внедрение современного медицинского инструмента через тонкую трубочку. «Основная задача – это возможность лечения сердечного приступа  не агрессивными методами».

Повышение продолжительности жизни дает возможность лечить пожилых людей, которые не достигали этого возраста в прошлом. «Я встречаю больных давно пересекших возраст восьмидесяти лет и они полны энергии и жажды жизни. У большинство из них напряженный распорядок дня , заполненный общественной и спортивной деятельностью. Когда я встречаю пожилого больного и объясняю ему, что я не уверен, что лечение продлит существенно его жизнь, он мне немедленно отвечает, что то что ему суждено сверху – больше не будет, но он будет расстроен, если пострадает качество его жизни».

Проф. Даненберг утверждает, что качество жизни в Израиле в этой области одно из высочайших в мире. «Две недели тому назад меня пригласили прочитать лекцию на конференции ассоциации кардиологов Болгарии по теме клапанов. Израиль и Болгария – страны с идентичным населением. Восемь миллионов жителей в этих странах, но разница в уровне жизни огромная. В Болгарии есть существенные экономические трудности и болгарский больной получает намного меньше медицинского внимания, чем израильский».

Профессор Даненберг является не только почетным гостем Болгарии, он каждую минуту получает приглашения на конференции врачей и ученых во многиие страны мира, включая США и Японию.

Америка считается одной из самых продвинутых стран в мире. Неужели даже там Израиль высоко оценивают в области медицины и технологии?

«Американцы очень медленно внедряют новые технологии», неожиданно заявляет профессор, «В момент, когда они взбираются на волну, все устраивается отлично. Однако у них занимает много времени изучить, как это сделать». Это и есть причина того, как он считает, что Израиль – свет для народов, особенно в области медицины. « Страны во всем мире уже поняли, что невозможно нас недооценить. Я помню, что в 2008, когда проблема замены клапанов получила импульс, мы пригласили две медицинские фирмы, которые поставляли бы нам оборудование для этого процесса. Но они не хотели приезжать в Израиль и говорили нам с издевкой: что это такое Израиль? Кто вы? Мы должны были буквально ломиться в дверь. Когда в конце концов мы их убедили и начали работать вместе, их ждал большой сюрприз. Они вдруг обнаружили какие высокие стандарты медицины в Израиле и какое высокое здесь качество человеческого фактора. Они не переставали нами удивляться. Это был их соответствующий ответ на отсутствие информации в начале пути – сотрудничать ли с больницей в Израиле».

Катетеризация по середине интервью

Беседа с профессором Даненбергом вдруг оборвалась из-за срочного вызова в операционную. Он предлагает мне сопроводить его, чтобы увидеть вблизи процесс катетеризации. Мы направляемся в стерильный отсек, куда разрешено входить только персоналу. При входе в операционную установлено прозрачное и толстое стекло, через которое можно увидеть больного. В комнате на экранах каждое мгновение демонстрируются медицинские показатели больного вместе со снимками сердечных камер в режиме реального времени. Я останавливаюсь возле стеклянного окна, а профессор Даненберг следует во внутрь. За секунду до того как он подходит к катетеризационному участку, он облачается в противорадиционный халат, сделанный из свинца и одевает специальные очки, которые также фильтруют облучение. Все, кто находятся в комнате в это время тоже так одеваются, т.к. уровень радиации здесь высокий.
Катетеризация заканчивается и мы выходим из операционной. Семьи больных ожидают профессора снаружи и он лично останавливается и проявляет сочувствие к их состоянию. С точки зрения медицинского диагноза, он приободряет родственников больного и вселяет в них надежду. Нельзя не обратить внимание на его скромность и простоту в общении. Долгие минуты проходят пока он возвращается к нашей беседе.

Так каждый раз, когда Вы выходите из операционной?

«Между мной и больными не существует дистанции», говорит он, «Мне понятно каждое мгновение, что сегодня пациенты они, а завтра могу стать я». Верный этому принципу, Даненберг так разговаривает с каждым больным, который заходит к нему в операционную. «Я спрашиваю его, кто он, кем работает, сколько у него детей и какое у него хобби. Я хочу почувствовать больного и немного познакомиться с ним перед процедурой. Мы все люди и родились по одному образу и подобию. Этот девиз сопровождает меня все время». Даненберг подчеркивает, что и другие его коллеги точно также относятся к больным как он. «Персонал в отделении кардиологии исключительно человечный и отзывчивый. Большинство пациентов поступают сюда с миллионом вопросов и недостатком информации о том, какова наша функция. Кроме всего прочего, доктор должен их успокоить и вселить в них уверенность.»
Даненберг рассказывает о больном, который поддерживал с ним тесную связь на протяжении многих лет после катетеризации. «Ко мне пришел больной, который уже прошел катетеризацию и вернулся к обычной деятельности. Через несколоко лет он был вынужден пройти операцию на желчном пузыре и он вернулся ко мне, чтобы посоветоваться, стоит ли делать операцию после катетеризации. Я помнил его и его историю болезни так, что дал ему дополнительные рекомендации в отношении операции на желчном пузыре».

Медицинская профессия, говорит Даненберг, награждает тебя не только образом врача, но также и духовным удовлетворением от своей деятельности. Несмотря на успехи в лечении, за которое он несет ответственность как заведующий операционной комнатой для проведения катетеризации, доктор Даненберг отмечает, что иногда невозможно спасти больного из-за слишком позднего прибытия его в приемный покой. Время, как он говорит, это критический фактор шансов на выздоровление больного. Профессор описывает один случай, когда почувствовал глубокое разочарование при потере жизни человека, которое произошло только из-за потери времени: «В субботний вечер точно год тому назад я собирался нарезать салат, когда вдруг позвонил мой мобильный телефон. Я помню себя как вел машину на высокой скорости в отделение. Я прибыл в операционную раньше, чем привезли больного, но к сожалению выяснилось, что больной скончался в карете скорой помощи. Я стою там и смотрю на молодого человека и сердце мое разрывается. Молодой и здоровый человек, хорошо сложенный , в расцвете жизни лежит без признаков жизни. Постфактум выяснилось, что он целый день страдал от болей в грудной клетке , а когда семья умоляла его обратиться в неотложную помощь, он утверждал, что все в порядке и страдал от болей дома. Когда вызвали скорую помощь, было уже слишком поздно. Я стою там, возле тела покойного, разбитый от сознания, что молодой парень, такой интеллигентный, игнорировал все предупредительные сигналы. Это была совершенно напрасная смерть. Если бы он только прибыл к нам на несколько часов раньше, мы бы смогли спасти его».

Даненберг просит предупредить об апатии среди некоторой части населения по отношению к случаям опасным для жизни. «Предпочтительно приехать в приемный покой и услышать от врача, что речь не идет о сердечном приступе, прежде чем будет слишком поздно».

В последнее время в заголовках упоминалось имя медицинского центра “Хадасса Эйн Керем” в связи с кризисом в отделении детской онкологии. Со слов профессора Даненеберга, кризис прошел без ущерба для доброго имени и профессионализма больницы. «К сожалению, “Хадасса” сильно пострадала в последнее время, однако создается впечатление, что начатые изменения принесли свежий ветер обновления». Даненберг намекает на значительные изменения в списке предпочтений новой администрации, которая ввела « ресурсы и поддержку» во все отделения и в том числе в отделение кардиологии.

Одно из существенных изменений, которое администрация больницы во главе с профессором Зэевом Ротштейном взяла на себя – это перевод всех палат кардиологического отделения вместе с операционными комнатами для проведения катетеризации в новое место. «Речь идет о событии, которое незамедлительно улучшит всю систему госпитализации в отделение». Переезд состоится в начале следующего года и это будет заключительный аккорд всему, что связано с ремонтом всех отделений в “Хадассе”. «Восемьдесят процентов больницы уже отремонтировано и мы в принципе последние, кто еще не переехал в новое здание». Даненберг рассказывает, что новые операционные для катетеризации построены по международному стандарту и таких еще не видели в Израиле. «Речь идет о больших денежных ресурсах, которые администрация мобилизовала для предоставления нашим пациентам наилучших условий госпитализации».

Все еще служит в армии.

Профессор Хаим Даненберг родился в Иерусалиме. Сын иерусалимской семьи многих поколений. «Со стороны отца мы относимся к карлинским хасидам , жителям старого ишува. Со стороны мамы мы родственники Лео Бека». В 18 лет Даненберг записался резервистом для учебы в медицинской школе “Хадассы”, а в последствии пошел на постоянную службу в армии и служил много лет военным врачом. Одновременно с этим он работал старшим врачом в “Хадассе” и как научный сотрудник в Бостонском университете. «С 2004 года я старший врач в “Хадассе”. Я также был директором Института изучения сердца и в то же время работал как врач-кардиолог. В дополнении к этому я являюсь профессором университета и преподаю на медицинском факультете».  «Я говорю студентам: вы в самой лучшей сборной, которая вообще существует на пике поколения врачей. Это разведывательный отдел генерального штаба и не возможно вдруг улизнуть из него».

Ходят слухи, что Вы до сих пор используете военные образы.

«Это правда. Мои студенты смеются надо мной, что я в своей сущности остался военным человеком», он с улыбкой подтверждает.
Интервью приближается к концу, но не раньше чем профессор Хаим Даненберг вызывается снова в операционную. Минуту до того, что он снова облачается в операционный костюм и отправляется спасать жизнь следующего больного, он говорит о своем личном выборе медицинской профессии.

Почему именно кардиология? Ведь есть немало специализаций в медицине, которые бы дали Вам больше покоя.

«Хороший вопрос», он немного молчит и затем отвечает: «У меня есть очень простой ответ. Работа кардиологов действительно очень требовательная. Мы работаем много часов в условиях напряжения, когда тяжелая ответственность ложится на наши плечи. Наша социальная жизнь не очень преуспевает за стенами больницы, другие люди в моем возрасте могут уже остановиться и не работать так тяжело.. Но тем ни менее, с первой минуты, когда я начал изучать медицину, я смотрел на кардиологию. Мне было ясно, что я буду заниматься режимами риска жизни и смерти. Чтобы спасти жизнь в самом простом смысле этого слова».
Даненберг торопиться разъяснить, что все виды специализации в медицине, с его точки зрения, одинаково важны. «Быть смейным врачом легче? Я совершенно не уверен. Ты находишься один против десятков случаев, которые приходят к тебе каждый день и каждому больному ты должен поставить точный и правильный диагноз. Мое мнение – это более сложная задача, чем моя профессия».
Факт, что речь идет о профессии, которая может вернуть человеку жизнь – это важный мотор, приводящий в действие. «Я нахожусь на работе уже в пол восьмого утра и с момента, что я вхожу в отделение, я встречаю случаи, которые дают мне силы и интерес во всем, что я здесь делаю». Он отмечает, что кардиология подходит не каждому врачу. «Есть врачи, которым я говорю: эта динамика не для вас, вы это не выдержите и многие понимают, что я имею ввиду. Если ты не сохраняешь высокий уровень бодрости и заинтересованности, тебе не подойдет эта профессия. Поэтому, когда меня спрашивают или я уже износился, я смеюсь. Врач-кардиолог никогда не может быть изношенным. Он каждый день сталкивается с другим случаем и каждый день он должен спасти жизнь. Как можно от этого поизноситься?».
Страсть к медицине он передал старшей дочери, которая в эти дни заканчивает учебу на медицинском факультете в Тель-Авивском университете. Он с гордостью рассказывает о своих детях и просит меня добавить «Чтобы не сглазить», как и положено внуку и правнуку жителей старого Иерусалима. «У меня и у моей жены Далит есть четверо детей: Ренана, которая заканчивает шестой год обучения и вот-вот начинает специализацию; Туваль, который служит офицером в избранном подразделении; Хилель, которая в эти дни завершает службу в армии и младшая Либи, которая еще живет дома с нами».

Интервью он просит закончить посланием, которое он старается передать своим детям и студентам: «Я очень стараюсь принести свет каждому человеку и сохранять этические и профессиональные ценности во всем, что я делаю. Врачебный профессионализм только тогда целостный, когда он несет внутреннее освещение другим. Мы все нуждаемся в милосердии и хорошем слове  каждый день нашей жизни, тем более во время госпитализации и болезни».

 

Источник: https://www.inn.co.il/News/News.aspx/360895

Комментарии: