Кардиологи «Хадассы» спасли жизнь младенцу

тетрадо фалло, лечение в Израиле, Хадасса

Тами и Хиллель Дрор (фото: Шауль Дрор, ynet.co.il)

На семнадцатой неделе беременности супруги Тами и Йехуда Дрор узнали от детского кардиолога, что у плода обнаружили порок сердца, и что беременность нужно прекратить. В последний момент пара решила обратиться за консультацией в больницу «Хадасса». Специалист «Хадассы» поставил совершенно другой диагноз. Ребёнок был прооперирован в возрасте трёх недель, и его жизнь была спасена, рассказывает раздел здоровья газеты «Едиот Ахронот» (онлайн-публикация 27/7/2014)

Тами и Йехуда пытались зачать ребёнка на протяжении двух с половиной лет, и они были шокированы, когда врачи им сообщили, что у плода порок сердца, и что необходимо сделать аборт. Перед тем, как решиться прервать беременность, супруги обратились к другому врачу, от которого услышали противоположную рекомендацию. Тами и Йехуда отказались от аборта, и их сын Хиллель появился на свет.

Тами и Йехуда Дрор, жители кибуца Саад (подвергшегося обстрелам со стороны Сектора Газа), получили плохую весть на семнадцатой неделе беременности. Во время обычного обследования, гинеколог обнаружил проблему в сердечных артериях плода, и направил их к детскому кардиологу. Тот сказал им, что проблема очень серьёзная. «Сначала нам сказали, что аорта и лёгочная артерия перевёрнуты, а потом, что лёгочная артерия очень тонка, и что в сердце есть щель. Врач сказал, что оперировать невозможно, и что нужно сделать аборт», рассказывает Тами.

Супруги решили прервать беременность, чтобы на свет не появился ребёнок, который будет страдать от различных осложнений и, возможно, вообще не выживет. «Мы верующие люди, и поэтому нам было сложно принять это решение. Во-первых, с точки зрения религии, а во-вторых, мы пытались зачать этого ребёнка два с половиной года, и не хотели так быстро отказываться от нашего счастья», говорит Тами.

«Когда мы об этом услышали, мы были в шоке»

Тами и Йехуда посоветовали с раввинами и уже начали проверять клиники, в которых можно сделать аборт, но они всё ещё не были уверены, что поступили правильно. Оба чувствовали, что невозможно прервать беременность, не проверив, есть ли другие решения проблемы, поэтому они обратились к другому врачу, чтоб услышать второе мнение. «Мы это сделали только, чтобы потом не жалеть, что поступили неправильно. Мы уже были готовы прекратить беременность, но мы хотели быть уверенными, что сделали всё, что можно было», признаётся Тами.

На 21-й неделе беременности Тами прошла обследования у профессора Азарии Райна – руководителя детского кардиологического отделения в больнице «Хадасса» Эйн-Керем. К нашему удивлению, он поставил противоположный диагноз. «Он подтвердил, что в сердце есть щель, и что есть проблема с клапаном лёгочной артерии, но всё это можно исправить с помощью операции, и поэтому не стоит прерывать беременность. Мы были в шоке, ведь мы уже были готовы отказаться от ребёнка».

Супруги не знали, что делать. С одной стороны, их сын мог родиться со сложным и неисправимым дефектом, а с другой стороны, если его можно спасти, то делать аборт – неправильное решение. «Мы чувствовали, что играем в рулетку, и шансы 50/50. Один специалист сказал нам одно, а другой сказал противоположное. Мы боялись, что выяснится, что первый был прав, но поскольку мы знали, что у профессора Райна богатый опыт, и поскольку мы так ждали этого ребёнка, мы решили не прерывать беременность. Мы стали более уверенными в своём решении, прочитав в газете статью о близнецах с такой же проблемой».

проф. Райн, детский кардиолог, ХадассаПрофессор Азария Райн рассказывает:
 «Некоторые сердечные дефекты не угрожают здоровью и не требуют вмешательства, другие можно исправить с помощью операции, и есть такие, которые сложно или практически невозможно излечить без риска для жизни. На этот раз операцию можно было провести без особого риска.Мать приходила к нам на обследование, и мы доказали, что ткани вокруг сердца развиваются хорошо, и что можно провести операцию. Мы всегда стараемся поставить самый точный диагноз, и рассказать родителям обо всех дальнейших процедурах после рождения ребёнка, а также о его жизни после операции. В большинстве случаев мы знаем заранее, каково будет состояние здоровья оперируемого и какие операции могут понадобиться в дальнейшем».Дефект, от которого страдает Хиллель, называется «Тетрада Фалло». Это довольно распространённый порок сердца, из-за которого кровь не может поступать в лёгкие, поскольку аорта соединена с двумя желудочками, а не только с левым. Правый желудочек расширен, и тело получает не окисленную кровь.«Когда им поставили первый диагноз, сказали, что кровь не поступает в лёгкие, и для этого нужно установить трубку, которая будет соединять правый желудочек с лёгкими. После того, как я показал им, что на самом деле речь идёт о другом, исправимом, дефекте, они сначала не поверили, но потом обрадовались. И я был рад за них. Диагностирование пороков нужно делать очень осторожно, ведь это вопрос жизни и смерти», говорит профессор Райн.

Два месяца назад, на 32-й неделе беременности, родился Хиллель с весом 2.19 килограмм. «Мы назвали его Хиллель, от слова «прославлять», так как мы хотим прославить Всевышнего и отблагодарить Его за это чудо», рассказывает Тами. Новорожденный был госпитализирован в ОИТН, поскольку страдал от остановки дыхательных движений, что напугало родителей. «Первый день был не простым, но потом ситуация улучшилась. Постепенно его начали отключать от аппаратов искусственного дыхания. Спустя две недели после родов его уже решили выписать», вспоминает Тами первые трудные дни.

Обычно, операцию проводят несколько месяцев после родов, поскольку ребёнок должен вырасти и окрепнуть, но поскольку за день до выпуска из больницы у Хиллеля начались серьёзные проблемы с уровнем кислорода в крови, и было решено провести операцию раньше. «Хорошо, что это произошло в больнице, а не дома. Сейчас я понимаю, как сложно было бы нам справиться с ситуацией в таком случае».

Пять часов операции

Операция проводиться в два этапа, но доктор Эльдад Эрез – глава отделения детской кардиохирургии, решил оперировать в один этап. Так, всего лишь три недели после появления на свет, Хиллель лёг на операционный стол на пять часов.

проф. Райн, детский кардиолог, ХадассаДоктор Эльдад Эрез рассказывает:
 «В таких ситуациях мы работаем по два этапа. Сначала проводим шунтирование с помощью синтетической трубки, которая помогает кислороду попасть в лёгкие. Позже, после того, как ребёнок немного подрос, трубка извлекается, и проводится операция, в процессе которой закрывается щель, открывается стеноз, и затем сердце может работать, как следует. Из нашего опыта могу сказать, что риск при проведении двух операций более велик, и это несмотря на то, что, с технической точки зрения, гораздо проще провести подобную операцию уже повзрослевшему ребёнку, чем новорожденному, который весит всего 2.5 килограмм.
Я закрыл щель между желудочками и удалил мышцу, которая прикрывала течение крови в лёгкое – всё за одну операцию. Так мы избавились от рискованной второй операции, которая могла привести к повреждению головного мозга, и может даже к смерти», говорит доктор Эрез.

«Мы сидели в коридоре, и молились. Каждый час звонили и рассказывали нам, что всё в порядке, и что операция продолжается, и в итоге нам сообщили, что операция завершена удачно», рассказывает Тами. Хиллель был выписан из больницы спустя две недели и, со здоровым сердцем, прибыл в свой дом в кибуце Саад. «Он очень спокойный ребёнок, он силён и хорошо развивается. Мы не сразу поняли, что произошло, что у нас действительно родился ребёнок, и что он теперь с нами, но мы поняли, что всё могло бы быть иначе».

Когда супругам поставили первый диагноз, они только переехали в новый дом в кибуце, в котором есть защищённая комната. Хиллель прибыл в свой новый дом несколько дней до того, как началась операция «Несокрушимая скала», и жизнь семьи нарушилась из-за сирен.

«Мой муж спокойнее меня отнёсся к обстрелам. Он сказал, что это как ситуация с сердцем, что всё, что должно произойти, произойдёт, но мне было страшно и я боялась. Сначала, каждый раз, когда звучала сирена, мы брали Хиллеля в защищённую комнату, а потом мы просто перевели все его вещи туда. Нам было страшно не только за нас, но и за него, после всего, что ему пришлось пережить».

(aвтор статьи: Ярон Кельнер, ссылка на оригинал)

Комментарии: