Детское онкологическое отделение: полтора года работы

Д-р Галь Гольдштейн

Сложно представить, что детское онкологическое отделение может быть наполнено смехом. Но медсестра Сарит Давид говорит, что здесь смеются довольно часто. Такую атмосферу персонал стремится создать для своих пациентов.

«Хадасса» вкладывает много ресурсов в реновацию отделения. Примерно 1,5 года назад генеральный директор «Хадассы», проф. Зеев Ротштейн, пригласил на должность главы отделения детской гематоонкологии д-ра Галя Гольдштейна. Вместе с проф. Йосефом Лавер, д-р Гольдштейн пополнил штат опытных врачей, приступивших к работе в обновленном отделении. Сейчас в составе команды 10 врачей и 40 медсестер. Каждый год отделение принимает порядка 100 новых пациентов и занимается примерно 200 случаями единовременно.

Вот что говорит сам д-р Гольдштейн: «У нас есть ресурсы, чтобы диагностировать и лечить любой тип рака. Современные технологии позволяют нам подбирать лечение индивидуально для каждого пациента».

Он вспоминает случай из практики: в отделение поступил 18-летний юноша с огромной опухолью на руке. Врачи взяли образцы и отправили в лабораторию зарубежной клиники, где открыли специфический ген, вызывающий подобные опухоли. В результате, юноше назначили препарат, прицельно воздействующий на болезнетворный ген (вместо химиотерапии). Сейчас его состояние улучшилось.

К сожалению, специфическое лечение удается найти не всегда, и приходится прибегать к химиотерапии. Но в сложных и редких случаях образцы отправляют на анализ в онкологические клиники США. Отделение тесно сотрудничает с Мемориальным онкологическим центром им. Слоуна-Кеттеринга и, например, саркому Юинга уже лечат согласно протоколу этой клиники.

Область детской онкологии гораздо менее изучена по сравнению со взрослой. Некоторые методы таргетной терапии еще не были известны 7-8 лет назад. Тем не менее, сегодня в западных странах выживает 85 % детей с онкологическим диагнозом.

Отделение осуществляет лечение лейкемии, солидных опухолей, в т.ч. головного мозга, а также гематологических нарушений у детей.

Д-р Дан Харлев специализируется на заболеваниях крови: анемии, патологиях лейкоцитов, нарушениях свертываемости, не связанных с раком. Также он занимается лимфомами и опухолями в почках и печени.

Д-р Сигаль Вайнреб лечит пациентов с лейкозами и лимфомами. Наиболее часто встречающийся тип рака у детей – острый лимфобластный лейкоз. Еще в 60-х годах дети с этим диагнозом не выживали. Сейчас ОЛЛ успешно лечится химиотерапией. Конечно, это не быстрый процесс. Лейкоз требует 7-9 месяцев интенсивного лечения, и около 1,5 лет поддерживающей терапии.

Д-р Дрор Равив специализируется на лечении солидных (твердых) опухолей, которые возникают в любой части организма. Недавно он провел 3 месяца в Мемориальном госпитале им. Слоан-Кеттеринг, углубляя свои знания и врачебный опыт.

У взрослых рак так или иначе обусловлен внешними факторами. Рак толстой кишки может быть связан с питанием, меланома развивается из-за вредного воздействия солнца и т.д. У детей роль играет генетика, однако выяснить, какой ген спровоцировал рак, удается только в 10-15 % случаев. Братья и сестры ребенка, заболевшего раком, попадают в зону повышенного риска.

Д-р Ракефет Сидлик-Мускатель и д-р Ходайя Коэн занимаются опухолями мозга. Процент успешности в этой области составляет только 60-65 %. Это объясняется тем, что твердые опухоли более устойчивы к химиотерапии. При удалении опухоли хирургическим путем важно не повредить здоровые ткани мозга. Для этого требуется команда опытных нейрохирургов.

Д-р Гольдштейн вспоминает, как однажды в отделение поступила девочка с опухолью мозга. После операции ей была назначена особая радиотерапия, за которой врачи «Хадассы» обратились в госпиталь в Мемфисе, Теннесси. Но это редкость – только 1-2 % случаев требуют лечения или процедуры, которых нет в Израиле.

О повседневной работе персонала

«Мы стараемся поддерживать детей и, конечно, родителей. Дети с онкологией много времени проводят в больнице. Мы стараемся дать им больше, чем просто медицинскую помощь. У нас есть школа, где работают учителя и волонтеры – они общаются с пациентами, играют, вместе отмечают праздники. Они стараются сделать все для того, чтобы ребенок улыбнулся», – говорит медсестра Сарит Давид.

Школа «Хадассы» одобрена Министерством образования, здесь работают квалифицированные учителя. Дети, которые могут вставать с постели, приходят сюда на занятия. Если же ребенок пока не может передвигаться, учителя приходят прямо в палаты – объяснить новую тему или вместе смастерить что-то. Некоторые школьники пользуются компьютерами с камерами, которые позволяют дистанционно присутствовать на уроках в обычных школах. Даже сдают экзамены в больничной палате!

Социальные работники поддерживают родителей, которые остро в этом нуждаются. Волонтеры отделения могут развлечь ребенка, когда это необходимо.

Проводятся специальные занятия, где учат правильно принимать таблетки. Некоторым детям назначают до 10 таблеток по 3 раза в день. Медсестры рассказывают, как правильно класть таблетку на язык и глотать. «Если маленький ребенок умеет принимать лекарства, то может побыть дома, вместо того, чтобы приезжать в больницу для внутривенного введения препарата», – говорит Сарит.

Сарит может с легкостью вспомнить случаи, когда медсестры помогали осуществить заветные желания детей. Например, 5-летняя девочка с лейкозом отмечала день рождения прямо в отделении, вместе с родителями и персоналом.

Один мальчик с синдромом Дауна очень любил музыку. Стоило поставить диск, как он начинал танцевать вместе с медсестрами. Другой увлекался всем, что связано с полицией. Медсестры познакомили его с офицером, который прокатил его в служебной машине. Для детей даже устраивалась выставка антикварных автомобилей – в качестве сюрприза.

За прошедшие 18 месяцев детское онкологическое отделение прошло длинный путь. Здесь проводятся любые, даже самые сложные, виды лечения, работают опытные врачи. И вся команда отделения вовлечена в заботу о пациентах.

Материалы взяты из статьи в The Jerysalem Post

Комментарии: